Герман ЗВЕРЕВ: Борьба с икорным помешательством требовала жестких решений

На июньском заседании ученого совета КамчатНИРО прозвучало предложение исключить из правил рыболовства норму выхода икры. Оно не получило поддержки рабочей группы при Камчатском рыбхозсовете, поэтому до Дальневосточного научно-промыслового совета уже не дойдет. Однако в ходе его обсуждения появились вопросы, которые требуют ответов.

На эти вопросы я попросил ответить президента Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) Германа Зверева.

— Герман Станиславович, поддержали бы члены АДМ предложение специалистов КамчатНИРО исключить норму выхода икры из правил рыболовства, если бы этот вопрос был поставлен на ДВНПС?

— На заседании совета АДМ в январе 2012 года обсуждали другое предложение — об увеличении процента выхода икры минтая в период охотоморской путины-2012, и проголосовали против такого предложения. Идея вообще отменить норму выхода икры минтая — очень смелое предложение. Давайте попробуем в ходе нашей беседы изучить все за и против.

— Члены АДМ не раз заявляли, что включение нормы выхода икры в правила рыболовства имеет экономические причины, что цель этой меры — поднять цены на икру. Но разве это правильно, ведь задача правил рыболовства — сохранять ресурс, а не регулировать рынок?

— На мой взгляд, вы упрощаете смысл и предназначение правил рыболовства. Правила рыболовства не могут противоречить основным принципам российского законодательства о рыболовстве. Вот один из таких принципов: при определении правового режима водных биоресурсов должны учитываться их биологические особенности, ЭКОНОМИЧЕСКОЕ значение, доступность для использования (ст. 2 федерального закона О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов). Как видите, экономика тоже не ускользает из поля зрения законодательства о рыболовстве. Впрочем, лучше меня об этом сказал Франклин Рузвельт: Управление рыболовством- это сложная взаимосвязь экономики, науки, культуры, политики и законов. Это- цели, которые гармонизируют отношения государства, бизнеса, граждан по сохранению и использованию морских ресурсов. Это политический выбор, поскольку идеалы и цели шлифуются реальной практикой рыболовства. Так что мы будем исходить из всестороннего понимания целей управления рыболовством.

— По мнению ряда ученых, выход икры — очень динамичный показатель, который меняется от года к году, поэтому его нельзя включать в правила в качестве постоянной величины. Готовы ли вы это оспорить?

— Ученые — очень умные люди. Поэтому они много спорят и часто не соглашаются друг с другом. В этом и сложность управленческого решения: как из многих научных точек зрения — многих! — выбрать одну? Будет ли такой выбор единственно правильным? Для этого в научной среде существует строгая процедура обсуждения гипотез и выводов, в основе которой — обязанность оспаривать любой довод и оценивать любой факт. Только так и развивается наука. Поэтому согласен с вами: в спорах о нормативном закреплении выхода икры преждевременно ставить точку.

— Принято считать, что внесение нормы выхода икры в правила рыболовства для ДВ-бассейна в 2008 году исключило селективный промысел, который направлен только на производство икры и чреват массовым выбросом за борт неикряной рыбы. Однако данные КамчатНИРО заставляют в этом усомниться. По информации института, с 2008-го выпуск икры минтая более дорогих сортов на судах увеличился в 4–5 раз. Предполагается, что теперь за борт летит и неикряная рыба, и икряная, из которой не удалось получить первосортный продукт. Согласны ли вы с таким объяснением?

— Давайте приведем целиком мнение уважаемого мною Александра Варкентина из ФГУП КамчатНИРО, которое вы используете в своем вопросе. Вот что он говорит. Конечно, с одной стороны, введение фиксированной нормы выхода икры отчасти свело на нет практику целенаправленной заготовки икры путем селективного отбора самок. До введения этой меры на отдельных судах выход икры достигал 10–12 процентов. С другой стороны, как это часто бывает, данная мера породила целый ряд других проблем. Великолепная формулировка! Нормативное ограничение выхода икры остановило икорное помешательство, которое угрожало основам минтаевой, а значит, и всей дальневосточной рыболовной индустрии. Была такая мера идеальной? Нет. Была она вынужденной? Да. Была она оправданной? Бесспорно.

— В январе 2012 года биологический выход икры минтая в Охотском море достигал 4,4 процента, хотя по правилам можно было заготовить только 2,7 процента, в феврале — 5,2 процента (вместо разрешенных 4 процентов), в марте — 6,4 процента (вместо 5 процентов). По данным КамчатНИРО, рыбаки, чтобы не выйти за рамки правил, отбирали только сортовую продукцию, а остальную в лучшем случае отправляли на муку, в худшем — за борт. Такие факты позволяют говорить, что норма выхода икры, включенная в правила, не только не сдерживает уничтожение улова, но и провоцирует на это законопослушных рыбаков. Согласны ли вы с этим?

— Спорное суждение. На мой взгляд, оно основано на неполных данных. Вы оперируете данными ФГУП КамчатНИРО, однако есть и другие свидетельства. Во время охотоморской минтаевой путины-2012 мы получали с промысла много информации: иногда она совпадала с оценками камчатских ученых, иногда — нет. Кстати, итоги икорных акуционов в Пусане фиксируют значительный объем икры низких сортов, реализуемой российскими предприятиями, а значит, прямо опровергают ваши выводы об отборе на промысле только самых ценных сортов икры минтая.

— Вы не считаете, что Ассоциация добытчиков минтая, инициировав включение нормы выхода икры минтая в правила рыболовства, вмешалась в хозяйственную деятельность компаний, которые занимаются добычей минтая, но не входят в АДМ? Ведь в минтаевую путину 2012 года они могли бы легально заготовить больше икры, учитывая благоприятную промысловую обстановку, но не смогли из-за упомянутого ограничения.

— Наверное, я вас разочарую, но абсолютной свободы хозяйственной деятельности в рыболовстве не может быть в принципе. Любой бизнес, основанный на использовании природных ресурсов, по определению требует ограничений, иначе логика получения прибыли любой ценой приведет к истощению и уничтожению природного ресурса. Есть много примеров свободной хозяйственной деятельности, результатом которой сделалась пустыня. Почитайте книгу одного из видных представителей WWFДжареда Даймонда Коллапс, и вы увидите, к чему приводит полная свобода хозяйственной деятельности в сфере природных ресурсов. Что же касается юридической стороны вопроса: российский закон о рыболовстве прямо предусматривает участие ассоциаций и союзов в подготовке решений, реализация которых может оказать воздействие на состояние водных биоресурсов. АДМ воспользовалась своим законным правом и предложила дополнить правила рыболовства нормой об ограничении выхода икры. Предложение было поддержано. Никто не препятствует иной ассоциации предложить прямо противоположное.

— На ваш взгляд, обоснованны ли опасения, что норма выходы икры в нынешнем виде приведет к значительному перелову в будущем, когда запасы минтая пойдут на спад, и биологический выход икры станет ниже нормы, которая записана в правила?

— Бесспорно, норма об ограничении выхода икры неидеальна. Это вынужденная мера, принятая в совершенно конкретных условиях, и я разделяю вашу озабоченность будущим. Ученые прогнозируют в 2015–2016 годах циклический минимум запасов минтая, эту неблагоприятную обстановку необходимо учитывать в системе управления запасами и системе управления промыслом. Норма выхода икры — один из многих элементов системы управления промыслом, возможно, и стоит подумать о ее корректировке в будущем.

— Не считаете ли вы, что включение нормы выхода икры минтая в правила пока принесла добытчикам этой рыбы больше вреда чем пользы, если учесть массовое задержание их флота весной 2008 года, конфискацию БМРТ Дмитрий Пащенко в 2010-м из-за якобы превышения этой нормы?

— Главное — не то, что считаю я, главное — мнение членов АДМ. Если предприятиям что-то невыгодно, они не станут по собственной воле причинять самим себе ущерб. За 5 лет никто из членов АДМ ни разу не выступил с требованием отказаться от ограничения выхода икры, потому что другого способа оздоровить промысел просто не было. Могу напомнить десятки публикаций (в том числе в камчатских СМИ), которые рассказывали о варварском промысле икры минтая, о выходе в 10 и 15 процентов. Разве об этом уже забыли?

Массовое задержание рыболовных судов весной 2008 года? Было дело. Все произошло по двум причинам: нормативный брак в первоначальной редакции приказа о норме выхода икры — там был ежесуточный выход — и эксцесс исполнителя (в данном случае СВПУ) при исполнении нормы. К сожалению, инициатива бывает наказуема и таким образом тоже. Но факт остается фактом: минтаевая индустрия сама преодолела опасный недуг, и сейчас, спустя 5 лет, мы с вами обсуждаем совсем другие проблемы.

— Норма выходы икры была внесена в правила после резкого падения цен на минтаевую икру, чтобы стабилизировать рынок. Считается, что цены рухнули после того, как наши рыбаки вывезли за рубеж в 2006-м порядка 30 тысяч тонн этого продукта. Однако ранее рынок не рушился и от большего количества. В 1995, 1996 и 1997 годах российский вылов минтая в Охотском море составлял 1,989 — 2,007 — 1,768 млн тонн. Если даже принять выход икры в 2,5 процента, то в эти годы на рынок было поставлено 49,7 — 50,2 — 44,2 тысячи тонн икры, соответственно. Плюс американцы вылавливали более 1 млн тонн. А главное, что сейчас производство икры остается почти на том же уровне (в 2012 году этот показатель по всему ДВ-бассейну составил 28,7 тысячи тонн, как и в 2011-м). Почему рынок был стабилен в 1990-х годах, стабилен сейчас, а в 2006-м обрушился? Есть мнение, что 6 лет назад наши добытчики минтая стали жертвами ценового сговора. Допускаете ли вы это?

— Давайте разберемся. С 1994 по 1998 годы средняя цена российской икры минтая на аукционах сократилась с 11,8 до 8,1 доллара за кг. Для сравнения — у американцев средняя цена не снижалась ниже 16 долларов. В начале 2000-х российский экспорт икры минтая снизился вдвое — средняя цена икры сразу выросла, и колебалась до 2005 года в границах 12–15 долларов за кг. Дальше — самое интересное. Посмотрите: в 2000 году вылов минтая составил 1,4 млн тонн, выход икры — 20 тысяч тонн, средняя цена — 18 долларов, в 2006 году вылов составил 1 млн тонн, выход икры — 30 тысяч тонн, средняя цена — 9 долларов за кг.

В период с 1994 по 2006 годы среднегодовые доходы российских компаний от экспорта икры минтая составляли 240 млн долларов, среднегодовые доходы американских компаний — 290 млн долларов. Производя, в среднем, на 2,6 тысячи тонн икры больше, Россия ежегодно недополучала свыше 52 млн долларов и теряла на каждой тонне икры 4,5 тысячи долларов. Это был стабильно проигрышный для российского бизнеса рынок. Эту горькую правду тоже надо называть, оценивая последствия введения нормы выхода икры минтая. Только-только мы выровняли свои рыночные позиции с конкурентами в одном из сегментов минтаевой индустрии. Сравнение итогов икорных аукционов в Сиэтле и Пусане в 2011 и 2012 годах — хорошее тому подтверждение. Сейчас мы боремся за выгодные рыночные позиции в сегментах филе и мороженого минтая, занимаясь сертификацией промысла, подготавливая план улучшения промысла. Но именно икорная тема стала первым экзаменом на зрелость и дальновидность минтаевых компаний. И они этот экзамен успешно сдали.

Другие публикации

Появятся ли на прилавках минтай и горбуша по низким ценам

Появятся ли на прилавках минтай и горбуша по низким ценам

Дальневосточные рыбаки ежегодно добывают до 70 процентов общероссийского улова (он колеблется в районе пяти миллионов тонн). Около двух миллионов тонн традиционно отправляют на экспорт, остальное расходится по стране. Оставшегося количества должно хватить на всех. Рыба действительно есть, но цены на нее кусаются. На это жалуются даже те дальневосточники, которые живут у моря. "РГ" разбиралась, стоит ли ждать снижения стоимости водных биоресурсов в условиях, когда многие российские товары попали под санкции.

подробнее
Поставки минтая на внутренний рынок России за 4 месяца выросли почти на 34%

Поставки минтая на внутренний рынок России за 4 месяца выросли почти на 34%

Как уточнил президент Ассоциации добытчиков минтая Алексей Буглак, в том числе было отгружено 130 тыс. тонн мороженого минтая и 28 тыс. тонн филе

подробнее
АДМ: В 2022 году поставки минтая на внутренний рынок выросли

АДМ: В 2022 году поставки минтая на внутренний рынок выросли

По оценкам Ассоциации добытчиков минтая, за 4 месяца 2022 года объем поставок отечественной минтаевой продукции на российский рынок превысил 167 тыс. тонн. Рост поставок сопровождался снижением цен, что также открывает новые перспективы для импортозамещения на внутреннем рынке.

подробнее
АДМ подвела итоги Охотоморской минтаевой путины 2022

АДМ подвела итоги Охотоморской минтаевой путины 2022

По итогам сезона «А» вылов минтая в Охотском море составил 788,7 тыс. тонн, увеличившись на 1,5% к результату прошлого года. Тренд на рост производства продукции глубокой переработки усилился – в этом году в море произведено на 50% больше филе, на 92% - фарша и почти в 18 раз больше сурими, чем за аналогичный период 2021 года.

подробнее
АДМ поздравляет КамчатНИРО с юбилеем

АДМ поздравляет КамчатНИРО с юбилеем

Камчатский филиал «Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии» отмечает 90-летний юбилей. Ассоциация добытчиков минтая от лица Дальневосточного рыбацкого сообщества поздравляет коллектив КамчатНИРО с этой значимой датой.

подробнее
Для российской минтаевой продукции открылась ниша на внутреннем рынке

Для российской минтаевой продукции открылась ниша на внутреннем рынке

Снижение курса рубля, ограничение поставок, а также удорожание рефрижераторной логистики скажутся на объемах российского импорта рыбопродукции в 2022 году. Выпадение с рынка отдельных позиций может открыть перспективы для отечественной продукции, в частности, минтаевой.

подробнее