Ассоциация Добытчиков Минтая

Общественное объединение
рыбодобывающих предприятий России

Итоги охотоморской минтаевой путины 2017 г.: взгляд специалистов КамчатНИРО

 

С 1 января по 31 марта 2016 г. в северной части Охотского моря в пределах Западно-Камчатской (61.05.2) и Камчатско-Курильской (61.05.4) подзон и с 1 января по 9 апреля — Северо-Охотоморской (61.05.1) подзоне проходила одна из самых масштабных отечественных путин – Охотоморская минтаевая.

Специалисты Дальневосточных отраслевых НИИ, и ФГБНУ «КамчатНИРО» в частности, традиционно принимали активное участие в ее информационном сопровождении. Практически с первых дней промысла на добывающих судах работали наблюдатели разных институтов: ТИНРО-Центра — 12, КамчатНИРО — 3, МагаданНИРО — 1. По общему количеству наблюдателей (16 чел.), обработанных и проанализированных промысловых операций (более 1 тыс.), выполненных биологических анализов минтая и видов прилова (более 200 тыс. экз.) прошедшая путина была рекордной.

Огромный массив промысловой и биостатистической информации еще предстоит обработать и тщательно проанализировать, однако, некоторые итоги путины 2017 г. можно подвести уже сейчас.

Краткая характеристика синоптической и ледовой обстановки в период путины

Синоптическая обстановка. Характерной особенностью синоптических условий в северо-западной части Тихого океана в течение всего зимнего периода (декабрь 2016 г. – март 2017 г.) явилось смещение Алеутской депрессии относительно среднемноголетнего положения к западу. Основной её центр располагался над океаном у юго-восточной Камчатки (рис. 1–4). Данная особенность была обусловлена выходом и стационированием в этом районе большого количества глубоких циклонов. Необычное положение депрессии наглядно подтверждается распределением аномалии приземного давления. Так, область максимальных положительных отклонений от нормы отмечалась над полуостровом Аляска (январь, февраль) и восточной частью Берингова моря (март), где обычно распространяется депрессия. В феврале и марте на этот район, напротив, влияние оказывал антициклон.

Наиболее мощное развитие Алеутской депрессии пришлось на февраль. Значения приземного давления в её центре достигали 992 гПа, что ниже нормы на 7 гПа. Непосредственная близость депрессии к Камчатке и омывающим её акваториям, что явилось причиной подхода сюда глубоких циклонов с юга, обусловила мощный приток в этот район относительно теплого морского воздуха. Это обстоятельство, в свою очередь, явилось главной причиной существенного «смягчения» зимних гидрометеорологических показателей.

 

 


Рис. 1. Среднемесячное поле приземного атмосферного давления и его аномалии в январе 2017 г.

 

 Рис. 2. Среднемесячное поле приземного атмосферного давления и его аномалии в феврале 2017 г.


 Рис. 3. Среднемесячное поле приземного атмосферного давления и его аномалии в марте 2017 г.

 

Рис. 4. Среднее за период с декабря 2016 г. по март 2017 г. и среднемноголетнее для этого же периода поля приземного атмосферного давления

 Ледовая обстановка. В течение декабря 2016 г. и января 2017 г. становление ледяного покрова в Охотском море, в целом, проходило по среднемноголетнему сценарию, а в некоторые периоды темпы его даже превышали обычные (рис. 5). Однако в конце первой декады февраля ситуация кардинально изменилась в связи с интенсификацией циклонов. В результате этого рост ледовитости практически прекратился, и преобладало разрушение покрова в связи с ветровым и волновым воздействием. Так, если в первой декаде февраля ледовитость Охотского моря соответствовала 65%, что превышало норму на 4%, то к третьей декаде марта её значение понизилось до 42%, что ниже среднемноголетнего уровня на 25%. 

Таким образом, в результате преобладания относительно теплых условий в феврале и, особенно, в марте, текущий зимний сезон по ледовитости Охотского моря статистически можно отнести к типу «малоледовитых».

Межгодовая изменчивость средней за январь-март ледовитости, представленная на рис. 6, также наглядно свидетельствует об отставании площади ледяного покрова в прошедший зимний сезон от среднемноголетнего уровня. При этом следует принимать во внимание неравномерность протекания процессов становления и разрушения покрова внутри сезона — довольно высокие значения этого показателя в январе и аномально низкие в марте.


 Рис. 5. Изменение ледовитости Охотского моря в зимний сезон (декабрь 2016 – март 2017) и в среднем за период с 1997 по 2014 гг.


 Рис.6. Межгодовое изменение средней за январь-март ледовитости Охотского моря в период с 1972 по 2017 гг.

Температура поверхности моря (ТПМ). По результатам спутникового мониторинга за ТПМ северо-восточной части Охотского моря, в январе преобладал пониженный фон температуры относительно нормы, а в феврале и марте, напротив — повышенный, особенно в районе Западной Камчатки (рис.7–9).

 

 

Рис. 7. Пространственное распределение температуры поверхности (ТПМ) и её аномалии (аТПМ) в северо-восточной части Охотского моря в январе 2017 г.

 

Рис. 8. Пространственное распределение температуры поверхности (ТПМ) и её аномалии (аТПМ) в северо-восточной части Охотского моря в феврале 2017 г.

 

Рис. 9. Пространственное распределение температуры поверхности (ТПМ) и её аномалии (аТПМ) в северо-восточной части Охотского моря в марте 2017 г.

На рис. 10 представлен график внутрисезонного изменения температуры воды на поверхности и её аномалии, осреднённые для северо-восточной части Охотского моря (район осреднения соответствует району, представленному на картах пространственного распределения ТПМ). В соответствии с рисунком, в течение первой половины января наблюдались незначительные колебания значений ТПМ — в пределах 0,3 °C. Значения аномалии ТПМ при этом преимущественно были отрицательными (минус 0,2–0,4 °C).

Со второй половине января продолжилось интенсивное выхолаживание поверхности, которое, впрочем, продлилось относительно недолго — до конца месяца. Средняя по акватории температура поверхности к тому времени понизилась до -1,1 °C, что оказалось ниже нормы на 0,1–0,3 °C. В первой декаде февраля с приходом в исследуемый район мощного теплого южного циклона, произошло резкое изменение в направленности атмосферной циркуляции, и в последующем участились выходы циклонов. В результате этого, интенсивное сезонное выхолаживание вод поверхности прекратилось, и в течение февраля значения ТПМ находились приблизительно на одном уровне, варьируя в пределах от -0,8 до -1,2 °C. Значения аномалии температуры поверхности при этом стабильно перешли на положительную сторону оси и составили 0,1–0,2 °C. С начала марта и по настоящее время средняя по акватории температура поверхности начала резко расти, достигнув к началу апреля -0,6 °C. Аномалия за этот период также значительно выросла и на конец первой декады апреля составила ≈0,6–0,7 °C.

 

Рис. 10. Временная изменчивость температуры поверхности (ТПМ) и её аномалии (аТПМ) в северо-восточной части Охотского моря в период с января по начало апреля 2017 гг.

По данным межгодового изменения ТПМ северо-восточной части Охотского моря, осредненной за период с января по март 2017 г. (рис. 11), а также отдельно за каждый месяц (рис. 12) можно сделать следующие выводы:

  1. Январь 2017 года оказался относительно холодным, и сопоставим с январем 2016 и 2012 гг.
  2. Температура поверхности в феврале соответствовала среднемноголетнему значению и оказалась близка к 2012, 2013 и 2014 гг.
  3. В марте наблюдались «аномально тёплые» условия. За последние годы аналогичные значения были отмечены в 2008 и 2009 гг.
  4. В среднем, с января по март сезон 2017 г. оказался близким к среднемноголетнему уровню. Из последних зим наиболее близкими были в 2013 и 2014 гг.

 

Рис. 11. Межгодовая изменчивость средней за январь-март температуры воды на поверхности северо-восточной части Охотского моря с 1985 по 2017 гг.

 

Рис. 12. Межгодовое изменение средней за январь (I), февраль (II) и март (III) температуры воды на поверхности северо-восточной части Охотского моря с 1985 по 2017 гг.

Таким образом, по результатам спутникового мониторинга за температурой поверхности моря, у Западной Камчатки в январе наблюдалось преобладание пониженных относительно нормы значений, а в феврале и марте, напротив, повышенных.

В феврале и, особенно, в марте, в результате высокой циклонической активности, сложились аномально теплые и малоледовитые условия. Если в прошлом году на формирование промысловой обстановки большое значение оказывали сложные ледовые условия, то в этом — повышенная циклоническая активность, и, как следствие, более частые штормы.

Характеристика промысловой обстановки

В 2017 г., как и в 2016 г., ОДУ минтая в подзоне 61.05.1 составляет 348,0 тыс. т, 61.05.2 — 348,0 тыс. т, 61.05.4 – 270,7 тыс. т. Как и в 2010–2016 гг., освоение квот в подзонах 61.05.2 и 61.05.4 в 2017 г. осуществляется в счет общего для обоих районов ОДУ, равного 618,7 тыс. т.

По данным судовых суточных донесений (ССД) из отраслевой системы мониторинга Росрыболовства (ОСМ), в путине 2017 г. на специализированном траловом промысле минтая участвовало 179 добывающих судна разного типа (в 2016 г. — 172 судна), принадлежащих 70 предприятиям Дальневосточного региона (табл. 1). Традиционно наиболее многочисленной была флотилия из Приморского края, на втором месте были сахалинские рыбаки, на третьем – камчатские. Лидером по общему вылову также был Приморский край, затем следовали Камчатский край и Сахалинская область.

Табл. 1. Результаты работы предприятий Дальневосточного региона на промысле минтая в Охотском море в январе – начале апреля 2017 г.

 

Вылов минтая разноглубинными тралами в режиме промышленного рыболовства в ИЭЗ РФ (специализированный промысел) судами всей экспедиции к 10 апреля 2017 г. составил около 823,3 тыс. т, что превышает аналогичный показатель прошлого года (766,8 тыс. т) (табл. 2). Еще порядка 35,7 тыс. т (в 2016 г. — 36,2 тыс. т) добыто на других видах промысла, главным образом, снюрреводном у Западной Камчатки. Общий вылов минтая по итогам сезона «А» составил 859,0 тыс. т, а освоение ОДУ — 88,9%. В прошлом году путина в Северо-Охотоморской подзоне завершилась на 9 дней раньше. Отчасти поэтому в этом году вылов и в абсолютном, и в относительном выражении был выше (в 2016 г. — 802,7 тыс. т или 83,1% ОДУ).

Табл. 2. ОДУ, вылов и освоение минтая по промысловым районам в северной части Охотского моря в январе – начале апреля 2017 г.

 

 У Западной Камчатки суммарно в январе–марте 2017 г. было добыто 522,9 тыс. т, что более чем на 10 тыс. т превосходит показатель прошлого года (511,1 тыс. т). Как и в 2016 г., а также в 2009–2012 гг. основные объемы минтая у Западной Камчатки были освоены в Камчатско-Курильской подзоне (56,5%).

Одной из причин того, что в сезон «А» 2017 г. удалось выловить на 56,3 тыс. т больше, чем в прошлом году, является, прежде всего, большая продолжительность путины в Северо-Охотоморской подзоне, большее количество добывающих судов, соответственно, большее число выполненных промысловых операций (8788 и 7945 судосуток, 20785 и 19592 тралений, соответственно), при том, что средний по экспедиции улов на судосутки у тральщиков был несколько ниже, чем в прошлом году (93,7 и 96,5 т, соответственно).

В январе 2017 г. в отличие от 2016 г. основной промысел минтая был сосредоточен в Камчатско-Курильской подзоне (рис. 13–14, табл. 3). Всего за месяц здесь было добыто около 146,1 тыс. т. Для сравнения в январе прошлого года в этой подзоне было добыто всего около 24,6 тыс. т минтая, а основные объемы были освоены в Северо-Охотоморской подзоне (125,2 тыс. т). В отдельные дни количество судов в январе 2017 г. в подзоне 61.05.4 достигало 76 единиц, максимальный суточный вылов составлял почти 9,0 тыс. т, средний — 4,7 тыс. т. Средний вылов на одно судно варьировал в широких пределах, а, в среднем, был равен 96,9 т. В других подзонах интенсивность промысла была многократно ниже, а районы лова традиционны: в Северо-Охотоморской подзоне — район банки Кашеварова, в Западно-Камчатской — акватория между 56 и 57-й параллелями и в горле залива Шелихова. Общий вылов в январе 2017 г. по всем районам северной части Охотского моря составил 195,5 тыс. т, что выше аналогичного показателя прошлого года (176,0 тыс. т).

 

Рис. 13. Динамика суточного вылова (А), количества судов (Б) и средних уловов на 1 судно (В) в северной части Охотского моря в январе - первой декаде апреля 2017 г.

 

Таб. 3. Динамика среднесуточного и общего вылова, количества судов и уловов на одно судно на промысле минтая по подзонам и месяцам в путину 2017 г.

 

 

 

 

                Рис. 14. Схема распределения флота на промысле минтая в северной части Охотского моря в январе - первой декаде апреля 2017 г. (слева) и январе-марте 2016 г. (справа) (круги – крупнотоннажный флот (тралы), синие треугольники – среднетоннажный флот (тралы), зеленые ромбы – все суда (снюрреводы))

 В феврале основным районом промысла по-прежнему оставалась Камчатско-Курильская подзона. Вылов здесь по сравнению с январем заметно снизился и составил 105,3 тыс. т (см. рис. 13–14, табл. 3). В отдельные дни работало до 83 судов разного типа при среднем значении, равном 49 единиц. Максимальный и средний вылов снизились и составляли, соответственно, 7,0 и 3,8 тыс. т. Несколько уменьшился и средний вылов на одно судно (83,6 т). В Западно-Камчатской и Северо-Охотоморской подзонах общий вылов минтая, напротив, существенно увеличился, главным образом, за счет возросшего числа добытчиков и среднего вылова на одно судно, которые, однако, по-прежнему, были ниже, чем в Камчатско-Курильской подзоне. Всего за месяц общий вылов минтая во всех подзонах составил 248,2 тыс. т, тогда как за тот же период прошлого года — 285,4 тыс. т.

В марте 2017 г. из-за ухудшения метео- и промысловой обстановки в Камчатско-Курильской подзоне основной акцент промысла сместился на Северо-Охотоморскую и Западно-Камчатскую подзоны (см. рис. 14), где за месяц было добыто 195,5 и 121,0 тыс. т, соответственно (см. рис. 13, табл. 3). В подзоне 61.05.1 единовременно работало до 78 судов, а, в среднем, за месяц — 54 судна. Суточный вылов достигал 10,3 тыс. т при среднем значении, равном 6,3 тыс. т. Средний улов на 1 судно был самый высокий среди всех районов и составлял 112,8 т. В Западно-Камчатской подзоне в течение месяца работало единовременно до 66 судов при среднем значении, равном 46 судов. Суточный вылов изменялся от 1,3 до 7,6 тыс. т, а, в среднем, был равен 3,9 тыс. т. Средний улов на 1 судно был значительно ниже, чем в Северо-Охотоморской подзоне. Всего за месяц общий вылов минтая во всех подзонах составил 360,4 тыс. т, тогда как в прошлом году — 341,5 тыс. т.

С 1 по 9 апреля в Северо-Охотоморской подзоне было добыто 54,8   тыс. т (см. рис. 13, табл. 3). Работало от 30 до 59 судов при среднем значении, равном 51 судно. Средний суточный вылов составлял около 6,1 тыс. т, средний улов на 1 судно — 119,1 т. Промысел велся в районе банки Кашеварова и северо-западных склонов впадины ТИНРО (см. рис. 14).

В целом, по всей экспедиции суточный вылов минтая в северной части Охотского моря в путину 2017 г., по мере увеличения числа добытчиков и количества выполненных ими промысловых операций, постепенно нарастал: с 1,47 тыс. т — в начале января — до 11,0 тыс. т — в конце месяца (см. рис. 13). Далее до конца первой декады февраля он оставался примерно на одном уровне, а во второй декаде месяца резко снизился почти в 2 раза, что, очевидно, связано с неблагоприятными метеоусловиями. К концу февраля вылов вновь достиг январских показателей, а в начале марта вновь, по той же причине, резко снизился. Начиная со второй декады марта и вплоть до конца месяца, уловы были на стабильно высоком уровне, равном, в среднем, 12,6 тыс. т/сутки.

Сравнивая прошедшую путину с прошлогодней, с точки зрения промысловой обстановки, можно заключить, что, в целом, она складывалась более благоприятно, даже несмотря на большее количество штормовых дней.  

По информации наблюдателей КамчатНИРО непосредственно из районов промысла в январе 2017 г. в Камчатско-Курильской подзоне — основном районе промысла в этом месяце — на специализированном траловом промысле минтая длина рыб изменялась от 29 до 54 см, а доминировали рыбы размерных групп 40–43 см (51,8%) при среднем значении, равном 41,6 см (рис. 15), большая часть которых относилась к поколению 2011 г. Доля рыб длиной менее промысловой меры, в среднем, составляла 9,2%.

 

Рис. 15. Размерный состав минтая в промысловых траловых уловах в январе-марте 2017 г. в северной части Охотского моря

Месяцем позднее в подзоне 61.05.4 размерный состав минтая в  уловах практически не изменился (см. рис. 15). В подзоне 61.05.2 длина рыб варьировала от 27 до 54 см, а основу составляли особи размерных групп 38–41 см (56,3%) урожайного поколения 2011 г. Средняя длина была равна 39,5 см.

В марте в подзоне 61.05.1 длина минтая изменялась от 27 до 57 см, а доминировали рыбы длиной 42–46 см (71,2%) в возрасте 7-8 лет. Средняя длина составила 43,5 см. В Западно-Камчатской подзоне размерный состав минтая в уловах по сравнению с февралем практически не изменился.

По данным, полученным наблюдателями КамчатНИРО, размерный состав минтая в снюрреводных уловах у Западной Камчатки существенно отличался от траловых. В феврале длина рыб изменялась от 30 до 58 см, доминировали рыбы длиной 43–47 см при среднем значении, равном 43,4 см (рис. 16). В марте основу уловов составляли особи длиной 39–42 см (40,2%), а средняя длина составляла 42,3 см.

 

Рис. 16. Размерный состав минтая в промысловых снюрреводных уловах в феврале–марте 2017 г. в северной части Охотского моря

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что прошедшая путина, в целом, подтвердила мнение ученых о современном достаточно благоприятном (уровень выше среднего) состоянии запасов североохотоморского минтая. Об этом красноречиво свидетельствуют цифры вылова, количественный и качественный состав минтая в промысловых уловах. Отмеченные в обзоре отличия этой путины от прошлогодней связаны, главным образом, с гидрологическими, термическими, ледовыми особенностями года, что неизменно нашло свое отражение в сроках подходов производителей к местам предстоящего нереста, особенностях распределения промысловых скоплений минтая и, соответственно, добывающего флота по районам лова.

В заключении выражаем искреннюю благодарность руководству предприятий и экипажам судов: БАТМ «Иртышск» (ПАО «Океанрыбфлот»), БАТМ «Михаил Старицын» (Колхоз им. В.И. Ленина), СТР «Огни» (ООО «Камчаттралфлот»), РС «Сибирь» (ООО «Сфера-Марин»), принявших сотрудников КамчатНИРО для проведения исследований на промысле минтая в Охотском море. В результате, ученые располагают полным объемом необходимой биостатистической информации, которая ляжет в основу оценки запасов охотоморского минтая в 2017 г., прогноза состояния ресурсов и ОДУ на 2019 г.

Зав. отделом морских биоресурсов ФГБНУ «КамчатНИРО», к.б.н.  А.И. Варкентин,

н.с. лаборатории океанографии и гидрологии пресных вод В.В. Коломейцев

 

 

Источник: http://www.kamniro.ru/presscenter/obzory_promysla/promysel/itogi_ohotomorskoj_mintaevoj_putiny_2017_g_vzglyad_specialistov_kamchatniro 

 

 

 

Актуальная информация

Узнавайте новости первым в социальных сетях и с помощью нашей RSS-ленты